Усадьба Ириновка

Контактная информация

  • Всеволожский район, д. Ириновка

Усадьба Ириновка

Мызу у реки Морьи, впадающей в Ладожское озеро, в XVIIвеке шведы называли Мориасилка. Императрица Елизавета Петровна в 1747 году пожаловала мызу Марисельскую вдове подполковника Марфе Сахаровой за заслуги мужа. Придворный банкир барон Иван Юрьевич Фредерикс, в 1773 году купивший мызу, построил на 2 дес. усадьбу и два стекольных завода. При его вдове Ирине Захарьевне Фредерикс (урожд. Регина Луиза Христинек) была построена деревянная часовня св. мц. Ирины, поэтому поместье получило название Ириновка (Оринка). Баронесса в 1798 году продала мызу надворному советнику Сергею Яковлевичу Поскочину.

Имение С. Я. Поскочина в 1830-х годах занимало 23 030 дес. Сюда переселили крестьян из разных местностей, некоторые были выиграны в карты. Тогда в Ириновке 87 крестьян и 103 крестьянки жили «хорошо, трезво». Поскочин, избиравшийся предводителем дворян Шлиссельбургского уезда (1818–1824), выстроил в Морье фаянсовую фабрику, сдавал в аренду стекольный завод и рыбные ловли. Принимая во внимание обилие воды, леса, залежи болотной руды, булыжного камня и песка, имение оценивалось в 400 000 руб.

Ириновские земли в 1842 году приобрела графиня Софья Александровна Голенищева-Кутузова – дочь графа А. И. Рибопьера от его брака с Е. М. Потемкиной, внучка княгини Т. В. Юсуповой. Ее супругом был полковник лейб-гвардии Кавалергардского полка, генерал-адъютант граф Василий Павлович Голенищев-Кутузов. В 1851 году графиня уступила имение за 55 000 руб. барону Леопольду Федоровичу Корфу, женатому на родной сестре ее мужа – Марии Павловне Голенищевой-Кутузовой, дочери военного генерал-губернатора столицы графа П. В. Голенищева-Кутузова.

Потомок древнего курляндского рода, барон Л. Ф. Корф участвовал в русско-турецкой войне (1828–1829), прошел путь от колонновожатого до генерал-майора, директора новгородского Аракчеевского кадетского корпуса. Корфы перестроили усадьбу в Ириновке, расположив на 12 дес. господские строения со службами и пейзажный парк. После смерти Л. Ф. Корфа 5 тыс. дес. за долги были проданы, и произошел раздел 22 421 дес. между его детьми: Николай получил земли у Ириновки и Ваганова; Мария – земли у Морьи с фаянсовым заводом; старший сын Павел – земли в пустоши Сокольской (1880).

Павел Корф родился в Петербурге в 1837 году. Окончив Пажеский корпус (1854), шесть лет прослужил в Семеновском полку. Увлеченный реформами Александра II, он оставил службу и стал мировым посредником в Шлиссельбургском уезде. Избирался уездным предводителем дворянства (1866–1875), членом и председателем Шлиссельбургской уездной земской управы, гласным Земского собрания, почетным мировым судьей и председателем съезда мировых судей (1868–1878). В течение 10 лет (с 1868) Корф занимал должность председателя С.-Петербургской губернской земской управы. Был гласным С.-Петербургской городской думы, членом Училищного совета и Комиссии по заведыванию начальными городским училищами. Участвовал в комиссиях, рассматривавших проекты устава о воинской повинности и об организации ополчения, проект положения о найме рабочих.

С ноября 1878 до мая 1881 года П. Л. Корф был петербургским городским головой. Вникая во все мелочи городского хозяйства, он «высоко поставил престиж и достоинство столичного мэра». При нем было закончено сооружение Литейного моста, начата постройка Барачной больницы и скотобойни на Обводном канале, организована Комиссия общественного здравия, учреждено при городской управе статистическое отделение. Его «руководство столичной думой отличалось небывалым оживлением городской производительной работы, направленной к удовлетворению обывательских нужд и столичного благоустройства».

Барон Корф являлся президентом Вольного экономического общества, избирался земским и городским гласным, работал по земским учреждениям (1881–1903). Состоял членом-попечителем о домах трудолюбия и работных домах, директором Газового общества, председателем С.-Петербургского отдела комитета о сельских ссудо-сберегательных товариществах, возглавлял Комиссию по водоснабжению Петербурга. Входил в состав депутации от земства и городов, представлявшейся Николаю II (1905). Член Государственного Совета от петербургского земства (1906–1912), он выступал в защиту прав Государственной Думы и по вопросу об амнистии, был одним из учредителей «Союза 17 октября». Действительный статский советник П. Л. Корф написал труд о развитии земства «Ближайшие нужды местного управления» (1888).

«Внешность Павла Леопольдовича замечательно корректная, баронская. Среднего роста, всегда элегантно одетый, Павел Леопольдович держится, не смотря на свои 65 лет, как струнка; гордая осанка, широкие плечи, высокая грудь, открытое выражение лица, высокий лоб, светлые седые волосы... Отличительная особенность Павла Леопольдовича в следующем: сколько он не служил, до сих пор ему никогда не приходилось искать службы... Его всегда “просили” и просили искренно. Свою безукоризненную и безупречную репутацию он хранит всю жизнь превыше всего и дороже всяких окладов, не допуская ни малейшего компромисса», – отмечал современник.

Энергичный барон создал акционерное общество по строительству первой в России 36-верстной узкоколейной железной дороги, проложенной от Петербурга к Ириновке (1892). На Угловском болоте основал фабрику торфяных брикетов, здание которой было возведено по проекту академика архитектуры И. С. Китнера. Еще Корф построил новый стекольный завод, учредил Ириновско-Шлиссельбургское промышленное общество, довел железную дорогу до Борисовой Гривы. Продав пустоши, лесные участки и унаследовав часть имения своего брата, действительного статского советника Н. Л. Корфа, в 1902 году он заложил поместье в банке. В усадьбе было 9 деревянных строений, фруктовый сад, огород, парк и 3 дачи под аренду. С учетом промышленных заведений, запасов торфа, леса и камня оценка поместья была высокой; ссуда составила 220 500 руб.

Полученные средства Корф использовал для строительства нового барского дома в конце аллеи, проложенной за старой усадьбой. Автором проекта здания в стиле «кирпичного» модерна, как предполагает исследователь Н. В. Мурашова, был также Китнер, да и старожилы вспоминали об «архитекторе-немце». К двухэтажному дому, стены которого облицованы желтым английским глазурованным кирпичом, примыкают лестница, терраса и широкое крыльцо. Имущество из дома Корфов, эмигрировавших в Германию, по большей части было расхищено. После 1917 года в здании некоторое время размещался Шлиссельбургский Совет, с 1921 – больница (см.: Однобокова Л. Здесь лечили защитников Дороги жизни // Всеволожские вести. 2011, 14 сент.).

Прикованный болезнью к постели, последние месяцы своей жизни П. Л. Корф провел в Ириновке, где и скончался в марте 1913 года. Его наследниками стали вдова Юлиана Адамовна (урожд. Кириакова), две дочери и сын. Местные старики рассказывали, что крутого нрава был барин Сергей Павлович: чуть что не так – получай кулаком в лоб для вразумления, а на пальце у него перстень большой да острый – больно! Корфы держали коров, много птицы, имели амбары, сараи, смологонный завод. Крестьян в свой лес пускали за «пошлину» грибами и ягодами, сдавали в аренду выгоны, покосы, охоту, получая более 6000 руб. ежегодно. На их землях находились селение арендаторов Проба (17 дворов), поселок Озерские арендаторы (3 двора), рыбная тоня при Ладожском озере.

Крестьяне Ириновки были прихожанами Благовещенской церкви в Шлиссельбурге, куда они добирались за 20 верст. И только в 1852–1856 годах Л. Ф. Корф недалеко от усадьбы построил деревянную церковь Преображения Господня (Ириновку иногда называли село Преображенское). Весной 1870 года храм сгорел. Во время пожара церковный староста долго не мог найти ключей, поэтому ничего спасти не удалось. Служба велась в часовне, но вскоре Корфы возвели каменный храм. Начатый при священнике П. Д. Добровольском, он был завершен при И. Любомирове и освящен в 1879-м благочинным протоиереем церкви села Путилова И. Смирновым.

При церкви имелись два дома причта и 36 дес. земли. Здесь служили священники Д. Вознесенский, А. Зверев, Н. А. Каменев, П. Малиновский, Н. А. Розанов; псаломщики М. Никифоров, В. Тихомиров; диаконы И. Вишняков, И. Лебедев и др. Приходское попечительство возглавлял купец Ф. П. Фрейман, церковными старостами были крестьяне А. Н. Суворов, Н. А. Бочаров. В склепе под церковью был погребен П. Л. Корф, его брат Николай и сестра Мария. Храм, закрытый в 1938 году, снесли в начале 1950-х. Старинные памятники на кладбище растащили; уцелело лишь гранитное надгробие М. И. Емельяновой.

К Преображенской церкви были приписаны 4 часовни и домовая церковь в мызе Рябово. В приходе (Ириновка, Ваганово, Коккорево, Морья) в 1865 году насчитывалось 83 двора и 476 прихожан, в 1899 – 141 двор и 765 прихожан. Попечителями местной школы, открытой в 1883 году, были Корфы и крестьянин Н. Герасимов; были еще две церковно-приходские школы. В селе Ириновке Рябовской волости было 55 дворов, 332 жителя, винная и мелочные лавки, хлебозапасный магазин Ириновского сельского общества, усадьба П. Гаврилова, деревянные дачи М. Л. Корф и братьев Фрейманов.

«Дачный бум» начался в Ириновке в 1910-м с продажи земельных участков, на которых за два года построили 46 домов и организовали Общество содействия благоустройству. Лесными и торфяными разработками на Ириновской железной дороге и по реке Неве в 1910–1916 годах руководил Дмитрий Болеславович Шостакович. Его жена Софья Васильевна, сын Дмитрий, дочери Зоя и Мария летом отдыхали в Ириновке на даче. Эти места и сегодня привлекают дачников и любителей старины, приезжающих посмотреть на дом барона Корфа и 300-летний ириновский дуб.

Фото: rodpomir.ru

Посмотреть на интерактивной карте

Ближайшие объекты: